Эдриен Броди: «У меня есть желание поработать с казахстанскими кинематографистами»

Личность Броуди окутана тайной, он нечасто даёт интервью. Но для кинофестиваля «Евразия» актёр сделал исключение и рассказал казахстанским журналистам о кино, отношении к жизни и, конечно, поделился впечатлением о принимающей стране.

22.07.2017

22 июля в Астане стартовал кинофестиваль «Евразия». Эдриен Броди, лауреат «Оскара» и «Сезара», приглашённый на кинофорум, признался в любви к казахстанцам и рассказал, что мечтает пожить в юрте.

Эдриену Броуди слегка за 40, но его фильмотека насчитывает около полусотни названий. Актёр, получивший в 29 лет «Оскара» за «Пианиста», стоит несколько особняком среди других голливудских «звёзд», он многолик и непредсказуем. Критики часто называют его «хамелеоном». И, вероятно, именно этим актёр привлекает самых именитых режиссёров: Броуди работал с Романом Полански, Вуди Алленом, Уэсом Андерсоном, Питером Джексоном.

«Люди мало знают меня, они знают лишь мои работы», — сказал как-то Эдриан Броуди. И это, действительно, так. Личность Броуди окутана тайной, он нечасто даёт интервью. Но для кинофестиваля «Евразия» актёр сделал исключение и рассказал казахстанским журналистам о кино, отношении к жизни и, конечно, поделился впечатлением о принимающей стране.

О Казахстане

«Меня предупредили, что Казахстан — страна красивых людей, которые восхищаются не только моими работами, но и в целом культурой и искусством. И в этом я смог сам убедиться».

Об Астане

«Пять лет назад я уже был в Астане и в нынешний приезд отметил большие изменения в столице. Просто впечатляет, как преобразилась столица сейчас, по скорости преобразований она опережает даже Лас-Вегас, который также был построен в рекордные сроки.

Кстати, вчера вечером мы ходили в национальный ресторан в виде юрт (Этноаул, расположенный в районе Международного аэропорта.  — прим.PRP.KZ). Мне очень понравилось. Я бы хотел поставить такую юрту и иметь возможность жить вне пределов города, в юрте».

О национальной еде

«У меня была возможность попробовать национальную казахскую еду. Осень понравились баурсаки. Похожий хлеб я пробовал в Италии и Венгрии. В Италии для приготовления подобных пончиков используют тесто пиццы, его обжаривают в масле и посыпают сахарной пудрой».

О дирижёре Алане Бурибаеве и симфонии №8

«В Астане мы посетили театр «Астана Опера» и прослушали симфонию № 8 Густава Малера под руководством казахстанского дирижера Алана Бурибаева.  Это было потрясающе. Я никогда не видел в жизни ничего подобного. У меня не хватает слов, чтобы описать то, что я увидел. В концерте приняли участие около 1200 музыкантов и это слаженная потрясающая работа всех людей. Алан Бурибаев – это такой потрясающий и вдохновляющий дирижёр, что мне захотелось когда-нибудь сыграть роль дирижёра. Настолько я потрясен этой безумно вдохновляющей работой».

О казахстанском кинематографе

«Есть ли у меня желание работать с казахстанскими кинематографистами? Безусловно, да!»

О славе

«Конечно, слава меняет людей. Но я, в своё время, был готов к этому.  Хотя, безусловно, слава может испортить человека. Она открывает перед ним массу возможностей, но степень личного выбора при этом резко понижается, становится равной нулю, к примеру, не глядя, начинаешь принимать все предложения, участвовать в плохих фильмах. Я рад, что  меня эта чаша миновала».

Об «Оскаре»

«Знаменитым меня сделал «Оскар», а не 17 лет работы в кино. Но «Оскар» не меняет вашу жизнь. Он лишь меняет людей и жизнь вокруг. Просто после этого вы уже не в силах оставаться прежним, потому что вокруг вас поменялось всё.

Когда мне вручали «Оскара» за «Пианиста», мы как раз снимали «Кинг-Конга» в Новой Зеландии. Одним словом, где-то там, за океаном, мне вручали Оскара, а я валялся на гостиничной кровати и жрал гамбургер. На мой взгляд, это один из лучших способов получить награду».

О страхе

«Главное слово в сегодняшнем мире — это слово «страх». Посмотрите, какими управляемыми становимся мы перед лицом страха. Руководители на всех уровнях — будь то город или целая страна — используют страх, чтобы контролировать нас. Страх просто сжирает нас. И мы, к сожалению, всё больше адаптируемся к жизни в постоянном страхе. Страхе терроризма, бедности, неизвестности».

О чувстве дома

«Важно понимать, что мы все в сущности очень похожи, и об этом нужно помнить. Я по работе всё время в разъездах и поэтому чувствую себя человеком мира. Разъезжая по миру, я парадоксальным образом больше чувствую себя дома, чем в Америке».

О простоте

«Стремление к простоте — это моя внутренняя мотивация, и она нисколько не пострадала оттого, что я стал популярным. Я не перестал любить своё дело. Нет большей награды, чем встречать в разных уголках света незнакомых людей, выражающих тебе признательность, тронутых тем, что ты делаешь. Такая популярность мне нравится, она абсолютно безвредна».

О равнодушии

«Ужасающе, что многие люди абсолютно равнодушны к огромному миру вокруг, к страданиям других. С этим недостатком эмпатии надо что-то делать. Я поэтому часто выбираю роли, с помощью которых можно о чём-то рассказать людям, потому что кино на это способно, ведь кино может пробуждать сочувствие и сострадание».

О проектах

«Мне больше нравится сниматься в независимых проектах, а не голливудских. Не стоит всем равняться на Голливуд. Я бы не рекомендовал начинающим режиссёрам и актёрам копировать то, что происходит там. Красота создания фильма заключается как раз в том личном, что вы хотите рассказать зрителю».

О времени

«Время — моё личное пространство. Мне важно иметь возможность останавливаться, брать паузы. Я не хочу быть таким, как многие актёры, которые не справились с успехом и снимаются, где попало, не выбирая роли, не будучи в состоянии оглядеться и понять, что происходит. Такой успех не для меня. Понимаю, что это роскошь, но я не собираюсь полностью посвящать себя работе. На ней свет клином не сошёлся. Есть и другие занятия, способные наполнить жизнь смыслом.  Однако это не означает, что я не люблю трудиться».

О компромиссах

«Я бы не отказался иметь много денег, жить в большом красивом доме и покупать дорогие вещи, но не желаю идти на компромисс и делать это в обмен на съёмки в плохих фильмах. Я никогда не снимался в кино с единственной целью — заработать. Поэтому мне из личного опыта известно, что значит сидеть без денег, затягивая потуже ремень. Но сниматься в плохой картине — это всё равно что быть «актерской проституткой» и лгать зрителям».

О заблуждениях

«Самое большое заблуждение кинобизнеса, что звёздами становятся за одну ночь. Я, может быть, за одну ночь и стал известным, но до этого 17 лет вкалывал как лошадь, и меня никто не замечал».

 

Подготовил Марат Исаев для PRP.KZ

Фото: Пресс-служба XIII МКФ «Евразия»