Продюсер Алексей Петрухин: «Продать кино в Китай не сложно, сложно заработать вместе с Китаем»

«Кино начинается с идеи», «Голливуду становится тесно», «Самый большой эффект на зрителя производят человеческие эмоции в кино» — эти и многие другие темы стали предметом разговора кинопродюсера с аудиторией кинофорума.

28.07.2017

Российский продюсер Алексей Петрухин провёл в рамках XIII Международного кинофестиваля «Евразия» мастер-класс, рассказав об основных шагах и принципах реализации успешного кинопроекта.

«Кино начинается с идеи», «Голливуду становится тесно», «Самый большой эффект на зрителя производят человеческие эмоции в кино» — эти и многие другие темы стали предметом разговора кинопродюсера с аудиторией кинофорума.

Как отметил Алексей Петрухин, кино может и должно быть бизнесом, но всё начинается с идеи, которую ты хочешь донести до зрителя, и это первично. «Если закрываешь глаза на то, про что фильм и что он несёт зрителю, мечтая только о большой прибыли, как правило, он проваливается. Если же ты видишь, что есть мощная востребованная зрителем идея, которую ты способен донести, объяснить, почему она нужна, то получаешь имиджевые и свои внутренние духовные дивиденды», — отметил он.

Алексей Петрухин с 2000 года возглавляет российское представительство Международной организации сотрудников правоохранительных органов РОСПО. В российскую киноиндустрию Петрухин пришёл в начале нулевых, за пять лет выпустил около десятка фильмов (боевики, криминальные драмы и мелодрамы). В 2008 году «Русская Фильм Группа», принадлежащая Петрухину, начала снимать первую часть трилогии «ВИЙ» в 3D. Фильм вышел в 2014-м и оказался самой кассовой российской картиной года. Сейчас идёт работа над остальными частями франшизы совместно с партнёрами: китайской госкорпорацией China Film Group и студией Джеки Чана.

Именно о совместном опыте работы с Китаем и взаимодействии с китайскими партнёрами и была посвящена большая часть общения с аудиторией на кинофоруме «Евразия».

«Рост китайского рынка очевиден, его показатели не могут не привлекать, — говорит Алексей, — Конкретно наша история развивалась довольно быстро, где-то в течение полугода мы наладили с Китаем настоящие партнерские отношения. Теперь я абсолютно понимаю этот рынок, понимаю, насколько трудно просто взять и попасть туда. Продать кино в Китай не сложно. А вот так, чтобы заработать вместе с Китаем, чтобы зайти туда и собрать сто миллионов долларов, чтобы поучаствовать в распределении этой прибыли — это очень сложно. Помочь могут только связи, и дело не в какой-либо коррупции, а именно в отношениях. Киноиндустрия в Китае, конечно, нереально развита. Там в год снимают по двадцать тысяч эпизодов сериальной продукции, 684 художественных полнометражных фильма в прошлом году было произведено. Это же две картины в день, двадцать-тридцать серий!»

По словам Алексея Петрухина, полгода ушло только на то, чтобы достучаться до Джеки Чана. «Мы начали сначала с его помощников и пиарщиков, потом стали общаться с более важными людьми, вроде менеджеров, затем нас выслушал управляющий его кинотеатрами — и так далее, пока мы, наконец, не попали к его генеральному менеджеру,  — рассказывает продюсер, — Приходилось каждый раз рассказывать о фильме заново. Для этого тоже требуется терпение, иногда прямо-таки опускались руки, но мы не сдавались».

По сюжету картины, английский путешественник Джонатан Грин, получив от Петра I заказ на изготовление карт Дальнего Востока России, попадает в Китай.

«Когда мы задумывали снимать «Вий», то уже знали, что это будет история с продолжением, — рассказывает продюсер Алексей Петрухин. — Первый фильм был сделан по мотивам одноименной повести Гоголя, но также в сюжете мы задействовали новых независимых персонажей. В частности, им стал картограф Джонатан Грин, который совершал научное путешествие из Трансильвании до Московии. И в фильме история Гоголя была показана глазами этого военного картографа. Мы предполагали, что дальше Грин отправится за приключениями в Китай и когда-нибудь в Индию. Уверенности в этом нам придавал тот факт, что свой Вий существует во всех мифологиях. В Китае это царь всех драконов, который дремлет в подземельях, охраняет границу между царством живых и мертвых, а обыватели видят лишь его ресницы, они прорастают сквозь землю в виде… чайных листьев».

В новой части, которая называется «Тайна Печати дракона: путешествие в Китай», Грин отправляется на Восток для составления карт по указу Петра Первого и, конечно же, опять попадает в страшно интересную историю.

«Мы сразу нацелились заполучить в картину Джеки Чана, так как ни одного актера так хорошо не знают и не любят в Китае, как его… — говорит Алексей, — Но тут же возник вопрос: кого поставить в противовес Джеки Чану? Если бы роль его соперника досталась какому-то малоизвестному артисту, то Джеки бы просто задавил его своей актерской мощью, харизмой и можно было бы не смотреть фильм до конца, так как сразу понятно, кто одержит победу. И Джеки сам предложил: «А может, Арни?»

По словам Алексея Петрухина, Шварценеггер согласился сразу, хотя на презентацию проекта у команды было всего секунд 30. «Берите билеты. Я вылетаю», — сказал Арнольд, и в Китае отработал три съёмочных недели вдвоём с Чаном, став также как и Джеки Чан сопродюсером картины.

В заключении разговора Алексей Петрухин продемонстрировал публике в Астане предварительный тизер картины «Тайна печати дракона: Путешествие в Китай».

Анна Побединская для PRP.KZ.

Фото: пресс-служба XIII МКФ «Евразия».